8 (843) 526-94-61, 290-54-54

ОПЕРАТИВНОСТЬ. РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ. ЗАКОННОСТЬ
Главная \ Новости \ «Если шпана, которая называет себя коллекторами, уйдет с рынка, это будет только плюс!»

«Если шпана, которая называет себя коллекторами, уйдет с рынка, это будет только плюс!»

« Назад

«Если шпана, которая называет себя коллекторами, уйдет с рынка, это будет только плюс!» 23.06.2016 03:52

Принятый Госдумой накануне закон призван защитить должников от распоясавшихся коллекторов, чьи права будут серьезно урезаны. Эксперты «БИЗНЕС Online» уверены, что для небольших агентств требование о росте уставного капитала до 10 млн. рублей станет приговором или вынудит уйти в тень, банкиры видят перекос в сторону должников, но считают закон естественным эволюционным шагом. ЗВОНИТЬ НЕ ЧАЩЕ 2 РАЗ В НЕДЕЛЮ, ЗАХОДИТЬ В «ГОСТИ» НЕ ЧАЩЕ 4 РАЗ В МЕСЯЦ Госдума РФ накануне вечером приняла в третьем окончательном чтении закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности», который будет регулировать деятельность коллекторов в России. На волне возмущений общественности по поводу откровенно уголовных выходок коллекторов в ряде регионов документ внес не кто-нибудь, а спикеры Совета Федерации и Госдумы Валентина Матвиенко и Сергей Нарышкин, что и предопределило его счастливую судьбу. Напомним, что предвестником появления законопроекта стала серия скандалов с участием коллекторов, которые избирали должников, поджигали их квартиры, оставляли отвратительные послания в почтовых ящиках и в подъездах домов. В частности, в апреле их жертвой стала челнинка Роза Мингазова, которая утверждала, что сама она не брала кредитов, а банку задолжали предыдущие владельцы квартиры. Однако коллекторов эти отговорки не трогали — они методично осаждали женщину еще 6 лет назад. Сначала оставляли надписи в подъезде, мазали двери фекалиями, пока, наконец, не подкинули мертвого голубя — это стало последней каплей, после которой жительница обратилась в СМИ и в управляющую компанию за актом о порче имущества. В январе коллектор бросил бутылку с «коктейлем Молотова» в частный дом в Ульяновской области — обширные ожоги получил двухлетний ребенок. А несколько дней спустя неизвестный мужчина грозился взорвать петрозаводский детский сад №99 из-за долгов его сотрудницы. Сами же законодатели оперируют данными МВД России, согласно которым только с января по июнь 2015 года россияне подали около 22 тыс. жалоб на незаконные действия лиц, называющих себя коллекторами. Что же гласит новый закон, который после одобрения сенатом и подписи президента РФ сразу же вступит в силу? Документ запрещает коллекторам применять физическую силу и угрожать ее применением, причинять вред здоровью и имуществу должника, оказывать психологический прессинг или вводить в заблуждение. Звонить горе-плательщику можно будет не чаще двух раз в неделю, а наносить личные визиты и того реже — не чаще одного раза в неделю. Также запрещается тревожить вечерний покой и сон незадачливого заемщика: звонить нельзя с 22:00 до 8:00 в будни, с 20:00 до 9:00 — в выходные. Помимо этого, коллектор больше не сможет стыдливо скрывать от должника номер своего телефона и адрес электронной почты. В целом закон дает гораздо больше преимуществ должнику. К примеру, он может отказаться от общения с кредитором и коллектором. Для этого ему нужно просто отослать соответствующее заявление через нотариуса (либо по почте заказным письмом с уведомлением или путем вручения под расписку). От назойливых приставаний коллекторов должны быть избавлены недееспособные лица, а также пациенты на больничной койке, инвалиды 1-й группы и несовершеннолетние. Закон также запрещает публично позорить заемщика — сообщать о его долге третьим лицам, оставлять гневные послания на почтовых ящиках и стенах домов и т. п. Начинать напоминать гражданину о долге можно будет не раньше чем через 4 месяца с даты просрочки. Если человек признается банкротом, взыскание его просроченной задолженности не допускается. При этом нормы «антиколлекторского» закона не распространяются на ипэшников, не касается он и долгов граждан за услуги ЖКХ (за исключением случаев, когда их взыскание передано банку или взыскателю долгов). Общаться же с заемщиком отныне смогут только кредитные организации и профессиональные взыскатели долгов, имеющие на это право и включенные госреестр (правительство до 1 января 2017 года определит контрольный орган, ведущий этот реестр). Выбивать долги не смогут люди с неснятой или непогашенной судимостью за преступления в сфере экономики и общественной безопасности, а также руководители с испорченной деловой репутацией. Еще один важный момент — уставный капитал компании-коллектора должен быть не менее 10 млн. рублей, что вероятно, может привести к закрытию мелких коллекторских организаций или их уходу в тень. Совмещать работу коллектора с микрофинансовой деятельностью запрещено, в то же время право на покупку долгов МФО у коллекторов остается. Вместе с законом депутаты внесли поправки и в КоАП РФ (вступают в силу с начала 2017 года), установив ответственность коллекторов за их проделки. Так, нарушение требований законодательства о защите прав и законных интересов физлиц при возврате задолженности влечет для коллектора штраф от 50 до 500 тыс. рублей или приостановление деятельности на срок до 90 суток. Незаконное занятие коллекторской деятельностью грозит штрафом от 200 тыс. до 2 млн. рублей. Помимо этого, депутаты ГД РФ повысили с 6,5 тыс. до 100 тыс. рублей госпошлину за включение коллекторского агентства в госреестр. «ВЫ БЫ ВИДЕЛИ, КАК ОНИ КЛЯНЧАТ И ЧТО ВЫТВОРЯЮТ, КОГДА ИМ НУЖНЫ ДЕНЬГИ!» Директор Камского долгового агентства Олег Колесников считает, что принятый закон может стать могилой для большинства мелких коллекторских агентств. «На фоне информационного шума по поводу плохих коллекторов никто не сказал, что в числе ограничений (режим звонков, отсутствие физического воздействия, которое и раньше законом было запрещено) есть еще одно — увеличение уставного капитала до 10 млн. рублей. При таких условиях этих организации не смогут существовать. Все сделано для того, чтобы все мелкие конкуренты крупных федеральных компаний закрылись», — говорит Колесников. Вместе с тем он отмечает, что объем долгов в РФ не уменьшился и для работы с ними по-прежнему нужны натруженные руки взыскателей. Вероятно, в случае закрытия небольших агентств их работники станут переходить под крыло тех самых крупных игроков, названия которых он назвать отказался. «В результате весь денежный оборот этого бизнеса перейдет данным компаниям», — говорит Колесников и намекает, что закон принят не без лоббирования интересов крупных игроков рынка. Вторым вариантом развития событий Колесников видит уход коллекторов в неофициальную или полуофициальную сферу. «Для себя мы пока не решили — вероятно, мы будем оказывать не коллекторские, а юридические услуги. С крупными банками все контакты, вероятно, прекратятся. А мелкие долги, которые федералам неинтересны, — может быть, что-то останется. Но в любом случае ничего хорошего я не вижу. Грубо говоря, рынок подмяли», — говорит коллектор. «На банках принятие закона стратегически никак не скажется, — считает первый вице-президент «ОПОРы России», председатель совета директоров Автоградбанка Павел Сигал. — У крупных банков и микрофинансовых компаний, таких как наши, есть свои достаточно серьезные службы по работе с клиентами, должниками, которые работают законно, интеллигентно, правильно. Если какая-то шпана, которая называет себя коллекторами, уйдет с рынка, это будет только плюс. В законе есть некоторые перекосы, на мой взгляд, в сторону больших реверансов должнику. У нас усердно внедряется мнение, что должник весь такой несчастный, замученный. Вы бы видели, как они клянчат и что вытворяют, когда им нужны деньги! А когда платить — их нет. Но в целом если без фанатизма применять этот закон, то будет все нормально». Старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова замечает, что запрет на психологическое и физическое давление может остаться только на бумаге: «Коллекторские агентства очень заинтересованы в возврате денежных сумм, а для этого, как правило, хороши почти все средства». В то же время эксперт сомневается, что законодательная подточка «зубов и когтей» коллекторов приведет к повышению кредитных ставок. «В российские банковские ставки уже включена вероятность невозврата кредита, иначе они были бы значительно ниже. Отечественные банки снимают с себя практически все видимые и невидимые риски, перекладывая их на плечи заемщика. Это отлично видно, например, в ставке по потребительскому кредиту. В свете принятия закона ставки могут незначительно подняться, но это не будет тенденцией, это будет заметно только в отдельно взятых случаях», — считает Бодрова. С ней спорит руководитель управления взыскания департамента рисков МФО «МигКредит» Екатерина Ермольева. Она считает, что для многих кредитных организаций повышение процентных ставок может стать вынужденной мерой. Что до коллекторских агентств, то, по ее мнению, новый закон ограничит деятельность только серых коллекторов, использующих в своей работе методы психологического и физического воздействия. «Поскольку принятый закон определяет новые критерии для осуществления коллекторской деятельности, то его вступление в силу будет способствовать очищению рынка от недобросовестных игроков, — считает Ермольева. — Принятый закон не отменяет деятельности коллекторских агентств. Мы сотрудничаем с рядом ведущих агентств, членов НАПКА, а также у нас создано и успешно функционирует собственное управление по сбору задолженности». Вместе с тем она не думает, что введение закона повлияет на объемы просроченной задолженности в банках и МФО. «Закон не снимает ответственности граждан по кредитам и займам. Не вполне корректна трактовка разработанного закона как способа уклонения от исполнения финансовых обязательств. Граждане должны понимать, что платить по долгам нужно и придется в любом случае», — говорит руководитель управления взыскания департамента рисков МФО «МигКредит». «ЕСЛИ НЕКАЧЕСТВЕННО РЕШЕН ВОПРОС НА СТАДИИ ВЫДАЧИ КРЕДИТА, ПОТОМ СЛОЖНО ЧТО-ТО СДЕЛАТЬ» Председатель правления банка «Кара Алтын» Ринат Абдуллин сообщил нашему изданию, что, хотя его банк не работает ни с одним из коллекторских агентств (поскольку концентрируется на работе с юридическими лицами и крайне избирательно подходит к выдаче кредитов «физикам»), он видит в принятом законе новый этап взаимоотношений банков и клиентов. «То, что законодательство изменяется, оптимизируется, причем не всегда, может быть, в сторону банков, — это нормальная практика. Идет притирка. Мы же находимся в рыночных отношениях, совершенствуемся. Для нас это новый сравнительно процесс — в историческом плане. Надо и это пережить», — философски заметил Абдуллин. Экс-председатель правления банка «Казанский» Тахир Гайнутдинов полагает, что с принятием подобных законов идет становление экономических механизмов, которые быстро не выстраиваются. «Обычно строят методом проб и ошибок, неэффективные методы отмирают, эффективные находят свое место, становятся нормой», — рассуждает экс-банкир. Также он отмечает, что до 90% кредитных рисков определяется еще на стадии выдачи займа. «Если некачественно решен вопрос на стадии выдачи, то потом сложно бывает что-то сделать. С другой стороны, не ошибается тот, кто ничего не делает», — говорит Гайнутдинов. Аналитик группы компаний «Финам» Зварич Богдан замечает, что закон не запрещает коллекторам взымать просроченную задолженность, а лишь ограничивает их деятельность, вводя определенные правила, и организует надзорную деятельность. «Закон призван защитить должника от „выбивания“ долга. На мой взгляд, это не окажет сильного влияния на ситуацию с выплатами по просроченной задолженности», — говорит он. Возвращаясь к теме возможного повышения кредитных ставок, эксперт считает его маловероятным: учитывать риски невозврата можно и другими способами, например пересматривая модели оценки потенциального заемщика. Банкам и так приходиться это делать, так как в последнее время достаточно серьезно выросла просроченная задолженность. «В результате для поиска хороших заемщиков и отсеивания возможных недобросовестных им приходится пересматривать модели оценки. Что касается взыскания, то, на мой взгляд, данный закон не окажет сильного влияния на взыскиваемость с должников просроченной задолженности», — считает эксперт.

Наталья Голобурдова

Источник: http://www.business-gazeta.ru/razdel/14/?utm_source=breadcrumb